Дамы и господа
Добро пожаловать на ролевую
D. Gray-man. The hidden side of war!
Присоединяйтесь к нашему небольшому миру,
Вас ждет коварная обольстительница,
имя которой приключение.

  Kanda
сюжет
гейм.мастер
мат.часть
реклама

  Eddard
сюжет
прием анкет
эвенты
плюшки

  Viviletta
гейм.мастер
челленджи

https://forumstatic.ru/files/0018/4b/52/43368.css
https://forumstatic.ru/files/0018/4b/52/99087.css
https://forumstatic.ru/files/0018/4b/52/57162.css

D. Gray-man. The hidden side of war

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Подача анкет » Сэд Шейд — колдун семьи Ноя.


Сэд Шейд — колдун семьи Ноя.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://forumupload.ru/uploads/0018/4b/52/174/914837.jpg

Сэд Шейд | Sad Shade


Настоящее имя:
Нил Крейн.
Возраст:
21.
Принадлежность:
Семья Ноя.
Должность:
Колдун на службе у Ноев. Чаще всего выполняет роль линчевателя, когда убийство должно быть не публичным, или медленным.
Сторона в войне:
Семья Ноя.


Внешний вид:
Средний для его возраста рост, худощавость, отсутствие видимых признаков тренировок и разрисованное тонкими шрамами тело.

Средних размеров голова, с достаточно густыми и прямыми, до середины спины, волосами красного цвета, такого же цвета тонкие брови. Лицо овальное, вполне симметричное, с острым подбородком и европейскими чертами лица. Глаза у Сэда миндалевидной формы, радужка серая, зрачок достаточно часто расширен от приятных впечатлений.

Пухлые светлые губы и прямой аккуратный нос органично вписаны в овал лица. Уши плотно прилегают к черепу, овальные и небольшие, с проколотыми мочками — в них часто болтается что-нибудь золотое.

Шея длинная, чаще всего закрыта высокими воротниками, шарфами — сзади красуется чёрное рабское клеймо с именем первого владельца.

Острые плечи и ключицы, худые и явственно-слабые руки, достаточно узкая и вытянутая грудная клетка, плоский «сухой» живот. Ноги чуть длиннее нормы, с такими же острыми коленями, узкими бедрами, тонкими щиколотками, и сравнительно небольшими ступнями. Стопа слегка деформирована из-за частого хождения в неудобной обуви на высоком каблуке.

Характер

Личность растёт соответственно своему окружению. Сэд же не вырос, кажется, совсем — он эмоциональный и легко поддающийся на провокации, по-детски жестокий и неопытный.

Многие десятилетние разбираются в жизни, человеческой природе и эмоциях лучше, чем этот двадцатилетний парень, всего два года назад получивший пинок по направлению к развитию. Как и любые дети Шейд ценит комфорт прежде всего, и тянется туда же, куда потянут мимолётные мысли, будь то ресторан в другом городе, или дом казино, где можно подцепить себе кого-то симпатичного. 

Склонен подчиняться, достаточно инертен. Краткие вспышки желания обрести свободу — чаще всего от внутренней зажатой агрессии, бывает, выливаются в аутоагрессию, и топтание на месте. «Я плохой и не достоин свободы» легко сочетается с «Я ужасен, потому что не хочу свободы». Самооценка пробивала дно не один раз, и с каждой серьёзной неудачей опускается ниже, с успехом — поднимается, ненадолго. Каждое падение сопровождается сильным депрессивным эпизодом и нанесением повреждений с помощью ножа или бритвы.

Привык скорее к «я должен», чем «я хочу», только начал познавать свои желания, лежащие на поверхности. Чаще всего они весьма низменны — избавление от дискомфорта.

Не сформированные в достаточной степени моральные рамки делают его отличным слугой для семейки, мечтающей о перерождении мира. Перешагнул через обычные для людей «красные линии» в виде убийства мелких животных и людей, обман, блуд, так что способен на многое, ограничен только своими возможностями в магии, и физическим здоровьем.

В рамках приличного общества чувствует себя дискомфортно, самозванцем и почти инопланетянином, и держится только благодаря ранней муштре и возможности получить неслабое наказание.

Говорит он не всегда гладко и ровно, чаще всего короткими предложениями, если нет возможности ограничиться простым: «Да/Нет». Переменчиво-общителен, склонен слушать. Часто теряется, если требуется рассказать что-то о себе, особенно о чувствах. Алекситимик — плохо распознаёт и осознаёт эмоции, пытается угадать правильный ответ, который ожидается.

Может вполне сойти за того, кем не является, и серые глаза, подведённые чёрным, часто создают с общей ухоженностью, молчаливостью, неверное впечатление интригана и хитреца. Хорошо, что быть среди людей высшего круга ему приходится нечасто, только по заданиям от Тысячелетнего.

По только познавать жизнь, познаёт и себя, ему интересно, что сделать получится, что нет. На практике понял, как поступать со своим страхом — брать и делать всё, что страшно, через силу и небольшими шагами, или разом отсекая для себя недостижимое, казалось бы. Первая реакция, конечно, типичная — замереть, вторая — бежать.

Биография

Поздний, но желанный ребёнок в семье пекаря и продавщицы, родился 15 сентября. У семейной пары долгие годы не получалось зачать детей, до тех пор, пока оба не напились на Рождество, и на какое-то время не разминулись для вручения подарков родственникам.

С возраста, когда и читать-то толком не научился, и картавил адски, начал помогать родителям — донести покупки до дома, помочь с приборами для готовки, обвалять тесто в муке. Всё в таком духе: достаточно просто, чтобы доверить малявке. Занятость и вовлечённость ребёнка служила хорошей страховкой от того, чтобы не потерять его где-нибудь на улицах, защитить от дурной компании.

Обучаясь читать и писать, равномерно развиваясь физически и умственно, сам стремился взять на себя больше домашних дел, чем забот в пекарне, сильная жара в помещении с печью не нравилась.

Никогда не страдал от недостатка внимания со стороны сверстников и посетителей магазина. В жизни не было ничего мистического, кроме удачи, мелких чудес, случающихся повсюду — радуги после дождя, первого снега...

Следующую часть истории можно начать с разорившегося владельца антикварного магазина. Бизнес достался мужчине от родителей, и был дорог сердцу, большая долговая яма не беспокоила, пока поток покупателей не сократился. В итоге, только круглая сумма могла спасти бизнес.
Нужную сумму ему предложил владелец одного из торговых кораблей, часто останавливающихся в прибрежном городе, в обмен на нескольких светлокожих детей. Их ведь множество — семейных, бездомных, вечно шумных. Сначала отказался, побоявшись кары от полиции и рассерженных горожан, затем… Привёл свою племянницу — маленькую милую блондинку, но пока вёл, вспомнил ещё живущего неподалёку Нила. Ещё бы не вспомнить — разбил камнем витрину лавки, и не маленький ведь. В шесть можно быть и разумнее. Пригласил его домой, посмотреть на новую кошку, которой, естественно, не было, и связал на месте с помощью двух кожаных ремней, тряпкой заткнул рот.

В мешке из-под муки «засранец» поместился, хоть ему и тесновато было. Удачно же перекочевал в руки капитана корабля, и был обменен на дополнительные, хорошие деньги, которые вложил уже в развитие имеющегося бизнеса, материальную помощь совсем пожилым родителям.
На корабле перевозили рабов из разных стран в центр торговли — Индию. Компания на долгое плавание попалась разношёрстная, от взрослых мужчин и девушек до младенцев. Всех, чтобы не было шума и лишних хлопот, опаивали регулярно алкоголем, и заставляли дышать диэтиловым эфиром, с помощью масок из проволоки и марли.

В себя пленники начали приходить уже во время непосредственных торгов, где их силу и красоту, базовые навыки, оценивали зажиточные граждане. Во время плена всех рабов держали в клетках нагими, но не били. Не стоило портить вид товара, все воспитательные меры предполагалось оставить будущим хозяевам.

Мужчин, к примеру, предпочитали выкупать в качестве бесплатной рабочей силы, женщин — в качестве рабынь и жён, а детей разбирали для различных целей. Гибкая психика позволяла воспитать хороших солдат, слуг, рабочих для самого тяжёлого дела.

У владельца рынка был особенный договор с неким Адрианом Шейдом — постоянным покупателем, которому всегда оставляли не выкупленных симпатичных мальчиков и девочек возрастом до 15 лет.

В этот раз дорогому гостю оставили троих, и в их числе был Нил. Небольшую группу приковали к единой цепи, и без лишних слов отправили на небольшое частное судно, важно было вовремя доставить их в Турцию, где ждал, как им объяснили, божественный приют для таких же детей, полный сладостей и чудес.

На самом деле, в турецком особняке Шейда был настоящий центр перекупки и перепродажи юных, хорошенько воспитанных сексуальных рабов младшего возраста, ещё более нелегальной вещи, чем просто торговля в цивилизованных странах. Ещё в юности Адриан, падкий на мальчиков помладше, попросил отца-графа купить ему хороший земельный участок, и вскоре смог отыскать будущих учителей для своего товара — потерявших форму, но не знания, проституток.
Уже десять лет они служили ему верой и правдой, десять лет набиралась клиентская база среди политиков и аристократов, и просто обеспеченных людей, готовых платить хорошие деньги за избавление от хлопот с дрессировкой. Правда, передачу из рук в руки можно было бы легко отследить, поэтому до передачи истинным хозяевам дети проходили ещё немало бед, и немало разных липких рук.

Постоянный трафик и деньги, текущие рукой, занимали сэра Шейда, однако, иногда он отвлекался от бизнеса на чистый интерес к некоторым свежим телам, и учил их для себя.
В этот раз выбор пал на Нила, и это избавило его от львиной доли приключений. Несколько уже сломанных «игрушек» отправились в другие руки, новая же заняла их комнату, после двух месяцев тесноты в зале с двадцатью другими несчастными.

Хозяин дал ему новое имя, и велел с того же дня называть себя «Сэд», а к нему обращаться не иначе, как «Ваша Светлость». Фраза, с которой началась новая жизнь, запомнилась очень хорошо, а прошлое размылось, как рисунок на песке после морской волны: «Твоя жизнь зависит от моего настроения. Я знал, что ты будешь послушным… Если сделаешь всё, о чём прошу, станешь моим сыном. Графом. Получишь прекрасную жизнь от щедрого папы». Правды в словах не было, разве что дополнительная «морковка» для укрепления привязанности.

Следующие 12 лет не было ничего особенного, что можно было бы запомнить, или за что зацепиться, чтобы хоть немного регулировать течение времени, беспощадно тянущего вниз, до самого дна. Дно тянуло, обещая покой и жизнь, которая не зависит от поступков и решений — только от одного единственного человека.

Около года он только готовился к тому, чтобы суметь удовлетворить потребности хозяина хотя бы частично — учился самостоятельно за собой ухаживать, не открывать рот, когда на то не было приказа, готовить напитки. Обучить петь, играть на лире оказалось непосильной задачей — голоса не было, да и настроения на то, чтобы услаждать чей-то слух, тоже. Волосы перестали стричь, и с помощью краски придали им красный, считающийся страстным, цвет. Турецкий язык с трудом проникал в жизнь, но обучиться ему было просто необходимо, чтобы контактировать со старшими в особняке.

Дальше — сплошные провалы в памяти. Секс оказался той вещью, которую правильно понять и принять для ребёнка сложно. Страх, боль от неаккуратного обращения, отвращение сначала к хозяину, потом — к себе. Насилие, противоестественное для этого возраста, можно завуалировать красивыми словами, но суть оставалась той же. Да и название «любовь» наложило определенный отпечаток на само понимание взаимоотношений между людьми. Позже все понятия об отношениях сводились к одному — есть похоть, значит есть любовь, нет — и любви тоже нет. И нет ничего приятнее, чем во время выражений этой любви отстраниться от своего измятого, мокрого тела, посмотреть на всё со стороны.

Быть рабом не так сложно, однако, меняющиеся по желанию левой пятки непредсказуемого человека, условия, путали и лишали естественных желаний: действовать, развиваться, налаживать связи со сверстниками.

В чём-то это даже было приятно, но требовало отпустить всё, что дорого. Любящих родителей, запах свежей выпечки по утрам, соседских детей и звон колоколов в местной церкви. Только Его Светлость, сильная жара и крохотный тонкий голос в голове, кричащий, что так жить нельзя.
В таких условиях вырос в нервного и пассивного подростка, тоскливо смотрящего на обилие подарков, заваливающих личные покои. В его верности и послушности, глубокой любви, никто не сомневался, и с тринадцати лет Сэд стал частью системы по подготовке новых рабов. Помимо стандартной практики позволял себе немного тайных вольностей — успокаивал, объяснял, как лучше сделать, чтобы человек быстрее отпустил отдыхать, как изображать обморок, или вызывать его у себя с помощью пережатых кровеносных сосудов.

Ещё в то время красноволосый ревностно защищал своё место подле Шейда, даже толком не зная, почему это делает. От больной зависимости, или, может быть, из страха остаться никому не нужной, выкинутой на обочину жизни, игрушкой? Кто знает. Но каждый раз, когда взгляд хозяина падал на других, Сэд хватал его за руку, уводил подальше, и спрашивал, заглядывая в глаза: «Ваша Светлость меня больше не любит, раз хочет ещё рабов? Не любит? Чем я заслужил отлучение?».
До какого-то времени это работало, затем свою любовь требовалось подтверждать другими способами, да и с возрастом становился менее привлекательным для педофила. Адриан говорил частенько: «Если хочешь быть любимым, готовься удовлетворить все мои желания», и вёл их удовлетворять. Нравилось ему так много, так много всего, от наблюдения за яркими зрелищами оргий до разукрашивания чистой кожи рабов тонкими, приятно пахнущими железом, ранами. И всему этому, ради сохранения своего места, ради сохранения привычного порядка, Сэд обучился.
Он так легко входил в транс, позволяющий выносить свою новую жизнь, что почти перестал из него выходить. Начало казаться, что нет другого верного состояния, кроме безвремения и бестелесности, смазанных алкогольным, изредка наркотическим опьянением, и постоянно убегал от мыслей, чувств, и мира. Он уже перестал существовать, и давно забылся.

Вся вселенная была в этом большом особняке с турецкими слугами, собственной богато украшенной комнатой, на меняющихся каждый день золотых украшениях, дорогих и откровенных нарядах.

Никто не умел так танцевать под плывущими вуалями, и услаждать взгляд единственного значимого человека, и… Казалось, им больше никто на свете не нужен. Возможно, в то время они действительно больше всего напоминали семью, да и у Сэда впервые появились поддельные, не имеющие юридической силы документы, подтверждающие его родство с Его Светлостью.
С новой партией рабов ближе к восемнадцати годам рухнул весь мир — Адриан Шейд взял для собственных утех сразу двоих. Бриллиантом «завоза» оказались светловолосые, светлоглазые близнецы из северной страны, и… Комната с дорогими подарками стала принадлежать им, как и всё, что дарили именно Сэду. Такое предательство наивного убеждения, будто мог что-то значить для человека, владеющего им, ударило особенно сильно. Владелец особняка же производил замену не так часто, но и не впервые, чтобы чувствовать что-то, кроме досады от того, как быстро взрослеют дети.

Его судьба была предопределена дальше — перепродажа, ровно то же, что случилось с предыдущими игрушками, продержавшимися на несколько лет меньше. На рынке хорошо обученный, молодой раб стоил дорого, и покупатель нашёлся быстро. Любителей упростить свою жизнь никогда не пугает стеклянный взгляд, если к его обладателю прилагается инструкция, как его добиться, и что нужно сделать для другой реакции.

Во время долгой поездки в массивной повозке с гужевыми лошадями, увы, наркотики, прилагающиеся к живому товару, кончились благодаря охране, не чуждой смертных слабостей, и, когда пелена безразличия и спокойствия впервые сменилась болью, судорогами, острой нехваткой воздуха, Сэд не мог сидеть на месте, как раньше. Разбудил и взбаламутил других рабов, никак не унимался даже после сильных ударов, и не самая опытная охрана упустила момент, когда замок от кандалов на ногах не выдержал, сломался от попавшего мимо ноги, по кандалам, удара.

Сэд выскользнул из влажных рук, выкрутив из них и свои запястья, и стопы, спотыкаясь, качаясь, выскользнул через открытую для проветривания в летнюю жару занавеску, и покатился по откосу дороги вниз, в редкий лесок. Ему чудом удалось не получить серьёзных травм, только выбить плечо, и то боль пришла намного позже, под адреналином и стремлением найти желаемое не чувствовалась. Поднявшись с трудом, везунчик бросился вглубь леса, не различая дороги, не помня себя, но прекрасно зная: наркотиков в этом месте не найти, нужно искать другое.

Его быстро поймали бы, но пример одного «смелого» заразил и других пленников, среди которых были и довольно крепкие мужчины, будущие строители для египетских вельмож. Пощёчинами и тумаками угомонить вставших в полный рост рабов не получилось сразу, тряпки с довольно вредной, но действенной «анастезией» помогли довезти их до перрона с грузовыми поездами.

Уже после упаковки рабов в новый транспорт, охрана задумывалась о поисках беглеца, но время отхода поезда подходило. Лишняя затрата сил. Быстро получилось замести следы, быстро договориться о покупке нового раба, и уже его увезти в новые, тёплые руки.

Около трёх дней теперь уже бывший раб шатался по лесу, спал, с опаской пил воду, и стремительно усыхал, будучи неспособным даже позаботиться о себе, выбрать что-то съедобное, защититься от насекомых и животных. Его мучили боли в теле, шум в голове, настойчивый стук сердца, требующего дозу, дозу чего угодно, глоток крепкого вина, кусок лепёшки с овощами, но увы: в лесу не росла еда в привычном понимании, ночами не светили лампы и свечи, отсутствие ежедневных ванн заставляло зверски расчёсывать кожу. На солнце он быстро обгорал, и кожа слезала пластами, волосы начинали сыпаться от недостатка витаминов и общего состояния организма.

Нужно было выйти на людей, но попадаться на глаза мужчинам опасался, женщины в то время реже выходили куда-либо одни. Ему повезло наткнуться на старушку с тёмной, лаково-блестящей кожей, но перекинуться с нею парой слов не смог, только хрипел и царапал землю, с диким выражением лица глядя на неё. Следующим, что запомнил, был её каменный дом в Белуджистане.

Предусмотрительная женщина отвела бродяге подпол, расчистив его от связок трав, банок, склянок, старого хлама времён её юности, первое время запирала его на засов, чтобы обезопасить и себя от измученного наркомана, и его самого — от острых предметов.

В их отношениях не было недомолвок, непонятных пробелов. Она сразу сообщила, зачем выступила спасительницей — ей нужен был человек с магической искрой внутри, чтобы передать ему силу, и уйти из жизни, порядком надоевшей за долгие и очень долгие годы существования. Шейд был не первым встречным, но первым без целей и планов, без лишних знаний и моральных рамок. Подходящая деревянная болванка, из которой можно создать, что заблагорассудится.

Пожалуй, выйти за рамки «глупый ученик — мудрая наставница», так и не удалось, хотя многому, чему пришлось учить Сэда ведьме, обычно обучали родители и другие старшие родственники.

Трудности порою выводили колдунью из себя — и нервные срывы, необоснованные страхи, и скованность ученика, его практическое неумение отказывать людям в чём-либо. Через нарко и алкозависимости, через асоциальность и истеричную суицидальность проходить сложнее, чем через тернистый лес, и дело даже не в остатках веществ в организме — в тотальной психологической зависимости. Своё недовольство женщина часто выражала бранным словом, ударом клюкой или наложением простеньких проклятий. Потренироваться снимать их, или терпеть неудобства вроде внезапно появившейся рези в животе тоже было полезно для засранца.

Путём ошибок и новых ошибок Сэд учился торговаться с продавцами, выбирать хорошие фрукты и овощи на рынке, готовить простейшие блюда, подбирать одежду на разные погодные условия, растапливать очаг и зажигать, тушить костёр, говорить полными предложениями и при этом смотреть на человека, не в пол, отвечать на открытые вопросы… Список пополнялся постепенно, каждый навык, необходимый здоровому молодому человеку, требовал времени и оттачивания.

И каждый день начинался с рассказов о религии «вуду», с чтения написанной от руки книги ритуалов и важных заметок. Ведьма вела, в основном, ночной и вечерний образ жизни, к тому же приучила своего протеже, попутно объясняя, почему так необходимо. Магия крепла с заходом солнца, слабела с рассветом, вокруг этого следовало строить свой быт.

Своенравные духи требовали к себе уважения и осторожности в общении, дары для них всегда были самыми лучшими. Только так можно было влиться в их мир, рассчитывать на их помощь и благословление даже в мелочах. Сэд восхищался и удивлялся, впитывал знания, прислушивался к опыту, переставал бояться шорохов и скрипов вокруг. В подручных у старой гаитянки он познакомился со змеями — советчиками жрецов, которые постоянно присутствовали в ритуалах. Дамбала — старейший из духов Лоа, изображался в виде змеи неслучайно, и покровительствовал своим воплощениям на земле.

Сэд наблюдал рождение своей собственной помощницы из клоаки медянки, и заботился о детёныше под присмотром наставницы. Особенной мудрости от «личинки» духа не набрался, но буквально сиял от счастья, когда учился слышать и говорить с ней. Времени на то, чтобы ловить мелких грызунов, и скармливать их по кусочкам любимице, было достаточно, если пожертвовать, например, предрассветным чтением. Вскоре змейке придумали имя «Зерре» — «крапинка».

Одному ритуалу научился так, что даже посреди яркого солнечного дня спросоня мог начертить рисунок и прочитать заклинание, зарезать пару петухов и умазаться их кровью ради большей насыщенности круга. Ритуал «холодной мести». Он требовал часть тела, будь то кожа, слюна, волосы, и существовал для того, чтобы причинять невыносимую боль и смерть.
В сущности, он был выдран из середины, и довольно энергозатратен, однако, будущего колдуна вуду нужно было приучить к страданиям во всех их проявлениях, страданиям чужих людей, совершенно не виноватых в чём-либо, просто попавшихся на пути.

Первой жертвой стал обычный прохожий, согласившийся помочь старой женщине донести продукты до дома. Сэд добыл немного волос и слюну (не хотел бы вспоминать, как), и под руководством наставницы впервые провёл ритуал, начертив под своей кроватью сложный рисунок из двух кругов, двух треугольников и пятиконечной звезды, сложил добытое в центр, и зачитал заклинание на ломаном креольском: «Lespri, mwen komande nou pou kraze ko sa a». Ни сильный акцент, ни дрожащие руки, не помешали ритуалу порвать стоящего на страже мужчину до состояния грязного, воющего от боли куска мяса.

Ведьма вела себя так спокойно, будто покойников вывозили из дома каждый день, с неё и взял пример, впервые столкнувшись со смертью. Пожалуй, скорая кончина даже была наградой для пострадавшего. Принять эту мысль, поданную устами гаитянки, получилось на удивление легко — она ведь почти снимала ответственность, и в своей голове Сэд полностью перенёс её на жертву. Так было и со всеми последующими в недалёком будущем.

Наставница умирает через 12 месяцев, оставив Сэду напутствие «следить за домом», и свободу действий. Чтобы влиться в общество, ранее бесфамильный парень пользуется фамилией Шейд, в насмешку над прошлыми обещаниями хозяина, и борется со страхами, с проблемами так, как научился, с помощью действий и наказаний себя за провал.

После смерти колдуньи не решается селиться с кем-то ещё, в одиночестве ему достаточно комфортно — не нужно следить за тем, насколько ловки и точны движения, насколько громко ведёт себя ночью, прокрастинируя вместо учёбы. Только одна проблемка: постепенно, в одиночестве, расстройства психики усугубляются, Сэд часто ощущает реальность неправильной, себя — запертым в теле, и совершенно не похожим на нормальных людей, навязчивые мысли топят, тянут на дно депрессии. Чтобы спасаться от страшных снов, в которых его постоянно кто-то преследует, насилует или убивает, Сэд выходит в город, и его глаза разбегаются от обилия возможностей, которых раньше не было. Спит с мужчинами, пробует секс с женщинами, но не рефлексирует, бесплатный алкоголь ему предлагают чаще еды, в нём как раз тонет разумная часть, считающая всё это распутство опасным и губительным. Сбережений, оставшихся после смерти старухи, вполне хватает на то, чтобы не слишком экономить на еде или покупке одежды взамен порванной.

Прошлое не отпускает его, возвращается каждый раз, когда видит людей, похожих на Адриана Шейда, боль трансформируется в желание мстить. Тогда он посещает Турцию проездом, нанимает корабль на отплытие в нужный день, и в тот же навещает бывшего хозяина. Сначала ему хочется сжечь всё поместье, но этот план он оставляет на случай, если убийство Адриана не принесёт удовольствия.

В поместье проникает, подмазавшись к одному из посетителей, чтобы сыграл его любимого «господина». Сам в этой маленькой мизансцене изображает перепроданного раба, всё ещё привязанного к первому мужчине своей жизни — флиртует, ластится, напрашивается на уединение. В конце концов скрадывает поцелуй подпитой, «тёпленькой» жертвы, та смешивается и со слюной спутника, целуемого минутой ранее. Они даже думали сообразить на троих но раб быстренько слился за напитками, которые всегда вкуснее, если готовить их с любовью.

Вместо приготовления коктейлей Шейд укрывается неподалёку, проводит ритуал по рисунку на стене, и смотрит на то, как страдает когда-то свет его жизни. Омерзение настолько сильное, что приводит в восторг, и приносит физическое удовольствие.

О жертве побочной он не думает, тратит несколько коробков спичек на то, чтобы поджечь комнату и улизнуть через окно, пока пожар не связали с внезапным возвращением бывшего любимчика. Что будет с остальными посетителями шикарного приёма, не заботит.

Травмы не отпускают его. Каждый приступ навязчивых мыслей и воспоминаний, искушений в виде наркотиков, которые легко достать, были бы деньги, истерзанное сознание требует крови и страданий других. Отказу от убийств не способствует лёгкость, которую Шейд ощущает, когда жизненная сила жертв перетекает в него, как в сосуд с чёрной дырой.

Чтобы отвлечься и не попасть в неприятности, убивает в разных местах не больше трёх человек за месяц, и оседает уже в следующем городе.

Однажды застаёт в деле Акум, охотящихся за чистой силой, зрелище ему нравится. Уничтожение чего-то настолько несовершенного, как обычные прохожие, просто попавшиеся на пути этого дьявольского оружия, завораживает: отпечатываются в сознании дикие крики боли, страх, сила случайности, а может и Судьбы. Слишком уж напомнило о собственных преступлениях, таких же жестоких по отношению к невинным людям.

О случае бы забыл с удовольствием, но через некоторое полный джентльмен с забавным, даже милым зонтом, встречает его на улице, и заводит разговор с широкой улыбкой. Речь звучит плавно и гипнотизирует, её смысл почти ускользает от Шейда, по-детски поражённого манерами, понятной и приятной игривостью, и чем-то более глубоким. В нём чувствовалась сила, словно от наставницы, и её приятный жар действовал, как огонь на первобытного волка.

Забавный человек представился Тысячелетним Графом и рассказал что он знал наставницу Сэда. Сказал, что искал ее для работы, но не нашел. Ее дом был пуст, а потому он пошел по следам человека, что жил с ней. Так он нашел Сэда и теперь думал предложить ему продать книгу наставницы, но заметил потенциал, восхищение во взгляде, присущее вуду-колдунам отношение к смерти...

Тысячелетний Граф забрал бы её силой без всяких проблем, но договориться о сотрудничестве оказалось выгоднее. Ещё один сторонник смерти мира, ещё и ученик колдуньи, с которой Граф уже работал, лучше, чем просто литература. Чтобы убедиться в его надёжности, Тысячелетний просит выполнить его одно проверочное задание — поработать вместе с Акума недалеко отсюда. Избавить их от суеты с неприятными, вечно мешающими людьми в бежевых плащах, которых ещё называли Искателями. После дела — щедрое вознаграждение, в случае успешной работы.

Обдумывая предложение уже после согласия, в ночном переулке, начинающий колдун окончательно убедился, что поступил верно. Получил ниточку связи с чем-то могущественным, как Лоа в человеческой форме, возможность зарабатывать тем, что делать нравилось, и насыщать себя энергией погибающих. С Искателями он повозился, пришлось изощряться и отлавливать их по одиночке, использовать сразу несколько ритуальных ножей, собирающих кровь на идеально-гладкое лезвие, проводить ритуал на скорую руку, да ещё и днём... Но их тела уже через час вывозили прибывшие экзорцисты, оставшиеся без очередного кусочка Чистой Силы.

Следующую ночь Сэд проводит впервые в комфортной, чистой комнате отеля, сытый во всех смыслах, с приятного вида официантом в постели. Оплата была настолько щедрой, что превысила все, откровенно говоря, невысокие ожидания, но проверку на лояльность красноволосый прошёл отлично.

За этим заданием последовало первое официальное, только закрепляющее сотрудничество — убрать с политической арены аристократа, мешающего семье Тысячелетнего занять ещё более высокое место. Высокомерный ублюдок был довольно неприятным на вид, и пришлось долго, ненавязчиво крутиться рядом с ним, принести немало напитков, чтобы тот соблазнился на приятного молодого человека, привёл в свою спальню. Навыки ублажения и «обесточивания» всего пыла пригодились впервые вне обычной жизни, засыпающий аристократик молол пьяную чушь про любовь, богатства, которыми осыпал бы фаворита, но в итоге они больше не встретились. Шейд запустил цепную реакцию чудовищного заболевания почек, сердца, головного мозга, использовав семя, кровь, соскобленную с расцарапанной спины, и прядку волос. Хотелось похвастаться и таким способом доставить неприятности врагам перед Тысячелетним.

Через неделю одна из первых осознанно выбранных жертв ушла с политической трибуны, оставив вдове прекрасное наследство. Сэд читал об этом в газете, с аппетитом поедая пшеничные лепёшки, и улыбаясь с некоторой гордостью за себя. У него появлялся новый повод продолжать это путешествие по миру, и познавать древнее, такое пластичное и приятное искусство вуду. Вопрос стоял только в том, чтобы найти следующего учителя, или составить достаточно приятный договор с Папой Дамбаллой.

Особые способности и умения

Умеет читать, писать, медленно расшифровывает магические книги на креольском. Владеет помимо него турецким и английским языками, может делать довольно глупые ошибки в письме.

Драться не умеет, только убегает от прямых столкновений, если не находится в состоянии аффекта. Недурно торгуется, но только когда средства сильно ограничены. Умеет сам о себе позаботиться в быту.

В чём преуспел — так это в соблазнении, обхаживании, во всём, что обычно происходит после этого, кроме светских разговоров. Пожалуй, неплохо мешает алкогольные коктейли, недурственно танцует соло, (в основном, восточные танцы, где есть возможность продемонстрировать пластичность тела).

Умеет терпеть и боль, и унижения, не моргнув и глазом.

По недоразумению, обладает недурственным магическим потенциалом, и может применить его на практике.

1. Ритуал холодной мести.
Заклинание: «Lespri, mwen komande nou pou kraze ko sa a» — наносит физический вред жертве. Для него требуется начертание двух кругов, двух треугольников и пятиконечной звезды, а также кусочек существа (волосы, слюна, любые другие части).

Как побочный эффект или бонус, в случае смерти или близкого от неё состояния, ритуал насыщает жизненной силой самого Сэда, помогает и с затяжными болезнями, когда с ними не справляется иммунитет. Энергии жертвы находит себе нового хозяина, вот и весь секрет.

Есть определённые особенности, позволяющие усилить колдовство, или сделать его узконаправленным:

- Колдовство на закате помогает минимизировать затраты жизненных сил. Днём магия слабее.
- Если выбрать один материал с определённой части тела/органа, то наибольший вред будет принесён именно ему. Ногти и кожа — для эпидермиса, волосы — для мозга, плоть — для всего организма, кровь — внутренние органы и непосредственно кровь.
- Для рисунка лучше всего подходит кровь чёрного петуха, но за неимением уголь или мел подойдут тоже. Карандаш или перо, более современные инструменты работают с меньшей предсказуемостью, однако, рисунок с ними долговечнее. Если колдун использует свою кровь, то получает максимально сильное колдовство, однако, последствия могут быть тяжёлыми, и это полностью высасывает весь запас энергии.
- Если прервать ритуал, жертва не пострадает, колдун получит сильный откат по здоровью, и есть возможность, что духи, влияющие на жертву, освободятся. Непредсказуемый результат.

2. Научился общаться со змеями, используя магию для почти телепатической связи, которая крепнет с каждым месяцем общения, кормления животного.

3. Алтарём пользуется редко — только для того, чтобы умаслить духов перед общением. Чаще всего разговаривает с Лоа, отвечающим за интеллект, Дамбаллой.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Пробный пост

Отредактировано Sad Shade (15.01.23 18:33:23)

0

2

Добрый Вечер!
Извиняюсь за задержку с проверкой, некоторые моменты по анкете необходимо было обсудить с админами.
Я хотел бы сначала пройти по анкете в целом. После прочтения биографии сложилось странное впечатление, что некоторые вещи прописаны очень подробно, а другие ключевые моменты упущены. Но обо всем по порядку.
1. Ребенок в 4 года вряд ли сможет помогать родителям в продаже выпечки. Это возраст, когда дети идут в садик, и кубики складывают, картинки рисуют, но никак не работают.
2. После того, как Нила похитили и перевезли в Индию, его сразу продали в сексуальное рабство. Промежуток по времени судя по описанию бы небольшой. Сомневаюсь что выкупивший его Адриан сразу стал использовать для своих утех. Я предлагают добавить Нилу пару лет, до того, как его выкрали. И 3-4 года, до того, как из него сделали проститута. Это будет все ещё очень юный возраст, но не настолько нелогично. Возможно его изначально готовили как служку, а потом уже сделали проститутом.
3. Нет ничего про то, чему мальчика учили (кроме использования его для утех). Умеет ли он читать? Обучен ли манерам? Это имеет значение для прописанного в будущем. Если он вообще ничего не умел, то как он понимал, что можно продавать, что продавать и т.д. А он уже был к этому времени достаточно взрослым.
4. Я считаю нелогичным, что Адриан сделал Нила своим сыном по документам. Если бы Адриан видел Сэде своего сына, он не насиловал бы его и не давал издеваться охранникам. Сэд мог взять фамилию в будущем, но не официально, а скорее как память о прошлом и о своей натуре психопата. Но официальной силы это иметь не должно.
5. Сэд всю свою жизнь пытался угодить Адриану, а потом решает уго убить, стоило только появится возможности. Этот момент не совсем понятен, в чем мотивация?
6. В биографии написано, что Сэд находился постоянно под наркотиками. В будущем никаких проблем с этим не испытывал. Он где-то добывал постоянно наркотики и постоянно под кайфом? Или он сумел избавиться от этой привычки? Но на это требуется много времени и сил. Этот момент необходимо уточнить.
7. Гаитянка обучившая мальчика за пару дней проклятию, способному убить человеку, звучит уж слишком просто, даже если у мальчика был потенциал. Если уж и делать обучение, пускай это произойдет, после побега Сэда из обителя разврата. Она какое-то время его обучала, а потом умерла.
8. В Турции, в конце 18го века, вряд ли было газовое снабжение. Замените просто на пожар.
9. Сэд всю жизнь просидел в клетке и ничему не обучался, но как-то слишком хорошо скрывался от преследования. + Почему он не пытался продать золото, которое забрал из борделя, и сразу пошел воровать
10. Это дополнение прошлого пункта. В какой-то момент он стал психопатом, но когда читаешь анкету не очень понятно, когда это произошло. Все детство он мечтал ублажать Адриана, потом неожиданно решил его убить, потом убежал, спасая детей, потом решил просто всех убивать. Необходимо прописать событие, что привело его к тому, что он стал психически нездоровым.
11. Биография большая, но на встречу с Графом отведено всего 3 абзаца. Какая мотивация Нила присоединиться к Графу? Какая мотивация Графа взять к себе Нила? Он мог просто отнять книгу и отдать тому, кто умеет расшифровывать магические тексты. Собирается ли Нил учиться и расшифровывать фолиант дальше или ему и так хорошо? Если да, то кто его будет учить? Какие условия Граф предложил Нилу? Какое место занял Нил в семье Графа (помимо необходимости убивать врагов семьи). Зачем Графу Нил, когда у него есть Акума? Пофантазируйте на эту тему. Это важно для игры в дальнейшем. Что-то можно будет отыграть, но что-то необходимо знать заранее.

Собственно из вышеперечисленного, я предлагаю немного переписать биографию. Как я вижу биографию этого персонажа. Повторюсь, это лишь мой совет.
1 часть. Детство Нила и похищение
2 часть. Жизнь в "борделе"
3 часть. Побег, встреча с Гаитянкой (возможно перенести в часть 2, но все описать логично)
4 часть. Слом личности и встреча с Графом (это может произойти одновременно, а может и нет)

Разбор характера, внешности и способностей будет после исправления биографии, так как её изменение возможно повлечет корректировку в этих разделах

+2

3

Eddard van Halen, Взято в работу.

Будет готово послезавтра, за исключением некоторых моментов, которые нужно будет обсудить после основных правок.

0

4

Внёс правки в биографию, характер, внешность и способности.

0

5

Новый вариант мне определенно нравится больше, есть только несколько моментов необходимых уточнить

Sad Shade написал(а):

когда замок от кандалов на ногах не выдержал, сломался.

Sad Shade написал(а):

Сэд выскользнул из влажных рук, выкрутив из них и свои запястья, и стопы, спотыкаясь, качаясь, сбежал, не различая дороги,

Порядок действий мне не ясен. Т.е. его лупасили, потом случайно сломали замок, а потом держали за руки и за ноги. В целом два обзаца с побегом описаны сумбурно. На чем они ехали? Если на поезде, то Сэд спрыгивал с поезда на ходу? Тогда, охранники не стали бы гнаться за рабом. Но сам Нил мог получить травмы. Или на чем-то другом. Опять же, охранники не погнались потому что усмиряли других рабов? Куда и откуда они ехали и зачем меняли транспорт. Не очень понятно зачем Сэд вообще сбежал. Это ломка по наркотикам, которые не давали рабам или он просто хотел сбежать? Распишите эти абзацы поподробнее, чтобы было понятно, что вообще происходило.

Sad Shade написал(а):

Больше недели теперь уже бывший раб шатался по лесу,

Неделя это очень много, для истощенного раба с ломкой. Пусть будет день-два. И стоит указать, что это не прямо густой лес, а какие-нибудь трущобы или что-то в этом роде.

Sad Shade написал(а):

наложением простеньких проклятий. Потренироваться снимать их, или терпеть неудобства вроде внезапно открывшейся язвы желудка тоже было полезно для засранца.

Открывшаяся язва, для того времени, достаточно серьезная болезнь, от которой можно умереть. Я вообще не уверен, что она тогда поддавалась лечению, возможно только купировалась. Вообще этот момент можно убрать. Ведьма лупила его клюкой и ругалась, думаю будет достаточно

Sad Shade написал(а):

Сэд выходит в город, и его глаза разбегаются от обилия возможностей

Кстати стоило бы описать выше, где вообще Сэд находится, хотя бы в какой стране. Все ещё в Турции или его уже куда-то перевезли. И откуда у него деньги на все удовольствия? Возможно он нашел какие-то сбережения ведьмы, а можно каким-то образом заработал. Просто дальше будет момент, что он покупает белеты на корабль, так же непонятно на какие деньги.

Sad Shade написал(а):

В поместье проникает, подмазавшись к одному из посетителей. Изображает перепроданного раба, после — скрадывает поцелуй нужной жертвы, но та смешивается и со слюной спутника. Проводит ритуал в поместье, и смотрит на то, как страдает когда-то свет его жизни. Омерзение настолько сильное, что приводит в восторг, и приносит физическое удовольствие.
О жертве побочной он не думает, тратит несколько коробков спичек на то, чтобы поджечь комнату и улизнуть.

Вот этот абзац вообще не понятен. С кем он там целовался, с Адрианом? Ну тот явно узнал бы своего бывшего раба и вряд ли бы стал целоваться. Да ещё и после поцелуев Нил должен был провести ритуал. Потом прошло всего 12 месяцев, в поместье его полюбому бы узнали, а так как Сэд был больше 10 лет любимцем хозяина, думаю все знали его судьбу, что перепродали. В общем, не знаю насколько сильно этот момент вообще нужен, но если нужен, его стоит описать так, чтобы было понятно и логично.

Sad Shade написал(а):

2. Умеет изготавливать куколки-вуду, с их помощью несильно вредить и гадить, к примеру, вызывать резь в животе без биологических на то причин.
3. Научился общаться со змеями, используя магию для почти телепатической связи, которая крепнет с каждым месяцем общения, кормления животного.

Эти два пункта убрать. Для общения со змеями нет никаких препосылок, да и вообще немного похоже на Гарри Поттера. А по поводу куклы вуду, есть ритуал который выполняет абсолютно те же самые функции. Да и мешанина получается

+1

6

Eddard van Halen написал(а):

Порядок действий мне не ясен. Т.е. его лупасили, потом случайно сломали замок, а потом держали за руки и за ноги. В целом два обзаца с побегом описаны сумбурно. На чем они ехали? Если на поезде, то Сэд спрыгивал с поезда на ходу? Тогда, охранники не стали бы гнаться за рабом. Но сам Нил мог получить травмы. Или на чем-то другом. Опять же, охранники не погнались потому что усмиряли других рабов? Куда и откуда они ехали и зачем меняли транспорт. Не очень понятно зачем Сэд вообще сбежал. Это ломка по наркотикам, которые не давали рабам или он просто хотел сбежать? Распишите эти абзацы поподробнее, чтобы было понятно, что вообще происходило.

добавил в описание сцены изначальный транспорт — повозка с лошадьми, с помощью которой требовалось покинуть город, и после пересесть на поезд. прыгал с повозки.
а сбежал из-за ломки и ради того, чтобы избежать дальнейшего «воспитания» - вопить и лягаться приятнее, чем просто получать по морде) наркотики все употребились за несколько дней охранниками.

Eddard van Halen написал(а):

Вот этот абзац вообще не понятен. С кем он там целовался, с Адрианом? Ну тот явно узнал бы своего бывшего раба и вряд ли бы стал целоваться. Да ещё и после поцелуев Нил должен был провести ритуал. Потом прошло всего 12 месяцев, в поместье его полюбому бы узнали, а так как Сэд был больше 10 лет любимцем хозяина, думаю все знали его судьбу, что перепродали. В общем, не знаю насколько сильно этот момент вообще нужен, но если нужен, его стоит описать так, чтобы было понятно и логично.

момент нужный, поэтому попробовал расписать подробнее.

Eddard van Halen написал(а):

Эти два пункта убрать. Для общения со змеями нет никаких препосылок, да и вообще немного похоже на Гарри Поттера. А по поводу куклы вуду, есть ритуал который выполняет абсолютно те же самые функции. Да и мешанина получается

про вуду убрал, а общение со змеями не навеяно Поттерианой, а важностью змей в ритуалах некоторых культов вуду) они выступают советниками жрецов, общаться с ними умеют благодаря помощи духа Дамбаллы, скорее.
это тоже описано как часть биографии, как обучался этому общению, как с вылупления занимался своей собственной змеёй.

остальные моменты поправил

0

7

Sad Shade написал(а):

про вуду убрал, а общение со змеями не навеяно Поттерианой, а важностью змей в ритуалах некоторых культов вуду) они выступают советниками жрецов, общаться с ними умеют благодаря помощи духа Дамбаллы, скорее.
это тоже описано как часть биографии, как обучался этому общению, как с вылупления занимался своей собственной змеёй.

Ну, давайте, тогда компромиссный вариант. Оставляйте себе змею и пускай она слушается команд Шейда, которым он её обучил.  Возможно он где-то читал, что может с помощью телепатии общаться со змеями, но пока понимает их на интуитивном уровне.

Все остальноее меня устраивает.
Темы для пробного поста:

1. После первого задания от Графа, Сэд наконец понимает, что выполнил задание и уничтожил искателей. Что он чувствовал и испытывал в тот момент, какие действия и планы у него были на ближайшее будущее.
2. Опишите самый запоминающийся день для Нила, когда он обучался у ведьмы знаниям. Чувства, эмоция, действия.
3. Нилу снится сон, что Адриан восстал из мертвых и вернулся, чтобы забрать Сэда и сделать любимой игрушкой. Какую реакцию испытал Нил, что почувствовал и чтобы сделал?

+1


Вы здесь » D. Gray-man. The hidden side of war » Подача анкет » Сэд Шейд — колдун семьи Ноя.